Информационная система «Контингент» - это вообще что за Зверь?

    Как сообщило информационное издание Cnews, «В России на федеральном уровне разработана (?? — УЖЕ?? — прим. авт.) единая система учета и аналитики данных о детях, с помощью которой государство намерено повышать качество образования, здравоохранения и социального обеспечения в стране…

    В федеральной системе будут собраны различные сведения о детях — с момента рождения и регистрации ребенка в органах ЗАГС, а именно: ФИО, пол, информация о месте и дате рождения, номер записи акта о рождении, серия и номер паспорта (после его получения), адрес регистрации, СНИЛС, сведения о родителях, о месте и периоде обучения, успеваемости и достижениях (включая информацию о победах на олимпиадах и конкурсах), освоенные образовательные программы, документы об образовании и сведения о здоровье. Кроме этого, в системе будет содержаться информация об образовательных учреждениях и педагогах, статистическая и нормативно-справочная информация.»


    Когда я прочитал это сообщение, у меня возникло несколько вопросов:

    Во-первых, на каком таком основании все эти данные будут собираться (или уже собираются??) в единую базу данных? Что-то я не слышал ни о каких изменениях в законодательстве, позволяющих это вообще делать. На сегодняшний день, перечисленные сведения могут обрабатываться операторами персональных данных лишь на основании моего личного письменного заявления (согласия). Более того: сведения о здоровье подлежат обращению исключительно в рамках моего общения с врачами. При чем тут Минкомсвязи или Минобрнауки?

    Во-вторых. Я понимаю задачу государства по учету контингента детей с целью предотвращения беспризорности. В этой части база данных «Контингент» регионального уровня вполне достаточна и лишь в исключительных случаях отдельные запросы из региона в регион могут осуществляться в целях поиска пропавшего ребенка. Но для этого нет нужды городить вселенскую базу, хранящую столь избыточный перечень данных, включая сведения у кого и как учился ребенок, какие кружки посещал и чем хворал.

    В-третьих. В практическом смысле, в реальной жизни, создание даже региональной базы данных по детям создает огромные трудозатраты и влечет массовые ошибки при вооде и обработке информации. Большинство людей просто не представляет себе, что такое ежемесячная выверка сведений по учащимся, выверка сведений по сдающим ЕГЭ и ОГЭ, баз данных по льготному питанию и т. д. Число ошибок при сверке одной базы и, связанных с ними поисками «потеряшек» на уровне одного района Санкт-Петербурга, исчисляется сотнями записей. Умножаем это на число районов, на число человеко-часов по выявлению ошибок и пробуем представить, во что превратится попытка организовать такую же сверку баз и «автоматический» обмен данными на уровне всей страны.

    Оценивая масштабность проекта и исходя из реалий жизни, по-моему, организовать такую федеральную действительно работающую систему можно только в одном случае: вживляя чипы в новорожденных и разместив сканеры — считыватели во всех организациях социальной сферы. Иной подход — ручной ввод и верификация данных, попросту сводит всю эту затею к неэффективному разбазариванию денег.

    Отсюда возникает последний вопрос: а зачем вообще нужна такая единая информационная система? Какова ее цель?

    На сегодняшний день цель создания системы не озвучена. Точнее она считывается из сумм, выделяемых на проект. За всеми красивыми словами об этом начинании видятся только задача «сделать красиво» — чтобы любой самый высокий чиновник одним кликом мышки получал «реальную» информацию по контингенту (детям страны) у себя на компьютере. А то, что она и сегодня не реальна (ввиду многочисленных ошибок во вручную редактируемых данных) — никто чиновнику не доложит, а самого его это и не очень-то интересует. Он же не специалист, не полезет разбираться досканально, что там и как работает. На экране есть цифры — значит им можно доверять.

    Однако я лично, помимо практической бессмысленности для страны этой затеи (по крайней мере в том виде, как ее преподносят СМИ) и её высокой актуальности для бизнеса, вижу в ней большие риски для безопасности, как личной, так и общественной.

    Джорж Оруэлл в свое время описал жуткое общество, в котором мало кому в здравом уме хотелось бы жить. Однако людям, реализующим такого рода проекты как информационная система «Контингент», не до морали и этики — одним из них деньги надо зарабатывать, другим перед начальством отчитываться, а третьим тешить свое самолюбие на высокой должности.

    Но дети-то тут наши причем?