У меня тоже есть мечта...

    Неутихающие все годы «реформ» споры вокруг школы сегодня свелись к дилемме: с одной стороны — чему будем учить детей в условиях нарастающей неопределенности, в условиях безудержного роста информационного потока, и с другой — как обеспечить качество образования, если не единством требований и ужесточением контроля?

    Любопытно, что раздирают систему образования в этом системном противостоянии вовсе не те, кто за нее несет ответственность: не ученые РАО, не Минпросвещения, не научные центры, коими, по идее должны являться педагогические Университеты… Ожесточенный закулисный и публичный спор на тему образовательной политики ведут, с одной стороны, «отлученные» от реальной образовательной политики Александр Асмолов и Александр Адамский (первого «сослали» в РАНГХиГС, ликвидировав ФИРО, а у последнего недавно забрали кураторство «Федеральными инновационными площадками») и их идейные соратники — Фрумин, Кондаков, Болотов и другие, а с другой стороны — Росорбрнадзор, Иван Ященко, олимпиадное и университетское лобби… Первую группу можно условно назвать «глобалистами», вторую — локальными «олигархами от образования».

    При этом ни одну, ни другую группы влияния невозможно уличить в защите интересов школы, а уж тем более — в защите интересов детей и будущего страны. Даже приближенно они об этом не говорят и все споры совершенно откровенно уводятся в сторону от реальных задач школы в область «педагогической политики» и «повышения качества». И в этой ситуации самым важным становится то, что на самом деле, спорщики дискутируют не об образовании, а о способе заработка на нем. Очевидно, что ценностные установки обеих «команд» относятся к одной общей идее — к деньгам.

    Интересы первых («глобалистов») сводятся к продвижению концепций, связанных с цифровизацией, отказа от архаичного с их точки зрения, «доцифрового» образования, продвижения идеи «образования всю жизнь», «индивидуальных образовательных траекторий» и всем производным либертарианским концепциям. Иными словами, интересы этой группы сводятся к желанию прикоснуться к деньгам транснациональным и «длинным», стратегическим. А вторых интересуют деньги здесь и сейчас — локальные заработки, бюджетные строчки: проведение ГИА, ВПР, исследования НИКО и PISA, заработок на репетиторстве и дополнительном образовании, распределение средств на олимпиадах, заработок на учебниках…

    Возникает вопрос: а где здесь школа, учитель и дети? Ответ прост — они есть средство для достижения вышеуказанными группами вышеназванных целей. И не стоит тешить себя надеждой, что это не так. В большой политике все предельно цинично: интересы общества лоббисты не могут представлять по определению.

    Но почему эта очевидная даже для стороннего наблюдателя «схватка под ковром» не обсуждается в публичном поле или в профессиональном сообществе? Мне видится потому, что учителям это не по рангу, а тем, кто бы мог что-то сказать — представителям науки, не с руки. Поскольку «кормит» науку в лице педагогических ВУЗов, лобби экономическое, накрепко идеологически завязанное на все тех же «глобалистов». Не зря же до последнего времени и по сей день все «образовательные идеи» звучали исключительно из уст Германа Грефа или Ярослава Кузьминова? Представим себе на секунду, что произойдет с ректорами Лубковым (МГПУ) или Богдановым (РГПУ им. А.И. Герцена), если ими возглавляемые научные советы будут открыто выступать против «глобальных тенденций». Их в этой ситуации поднимут на смех во всей либероидной тусовке, «неполживой» прессе, нарекут мракобесами, сталинистами и дикарями, занимающими свои посты не по праву. А в довесок — лишат грантовой поддержки.

    Это с одной стороны. А с другой — Рособрнадзор усомнится в правильности предоставления «образовательных услуг» их ВУЗами — «раскольниками». Ведь если учеными будет поставлен вопрос о реальной работе, направленной на повышение качества образования в стране, моментально встанет вопрос об отказе от ЕГЭ и ВПР-ов в их существующей модели, под сомнение попадут международные исследования, встанет вопрос об уменьшении контрольной нагрузки на школу со стороны надзорных органов. А это уже — покушение на бизнес «локальных олигархов».

    Кстати, косвенным подтверждением описанной ситуации являются и шизофренические метания академиков и профессуры от педагогики: с одной стороны они продолжают рассуждать и писать работы на темы, греющие слух «глобалистов», ибо пишут они свои «научные труды» в рамках грантовой поддержки. А с другой стороны, на конкретные вопросы учителей о том что в нашей школе их идеи «не приживаются», ученые отвечают невнятно: «это значит вы не смогли освоить новые технологии» и обижаются на учителей — балбесов. Ярким примером непонимания между педагогической наукой и учителями-практиками являются «метапредметные навыки учащихся», все никак не освоенные учителями на местах.

    Ситуация патовая, не так ли? Надеюсь, это не так.

    Если мы — учителя, родители, ученые, честные чиновники, то есть все, кто заинтересован в сохранении отечественного образования (сиречь — Отечества), утвердимся в мысли о том, что названные «политики от образования» — вовсе не политики, а лоббисты и их интересы никаким образом не совпадают с нашими, тогда можно будет начать обсуждение альтернативных, действенных идей по выходу из кризиса системы. Надо просто признать публично: Асмоловы и Кравцовы должны быть вне дискуссии о будущем образования. У них было время себя проявить и показанный ими результат деятельности нас не устраивает. Поэтому их интересы не должны учитываться в обсуждении. Это первое.

    Второе. Нужно сформулировать цель образования. Это не просто, но без этого никакую новую систему невозможно не только построить, но даже и начать проектировать. Ясно, что цель образования невозможна без целей общества. Но она может сама стать, как минимум, одной из важных целей нашего общества. Предлагаю не ждать, пока «наимудрейшие» (с чего бы вдруг именно они?) предложат нам «русскую мечту». Наши счастливые, самостоятельные и целеустремленные дети, любящие своих родителей и уважающие свою страну и есть эта мечта, на мой взгляд. Крепкая семья и дающие надежду дети — вот достойная не только русских, но и всех населяющих Российскую Федерацию людей, мечта.
    И поэтому цель образования, ориентированная на достижение этой мечты должна сочетать в себе интересы большинства (подчеркиваю, именно большинства!) людей, населяющих нашу огромную Родину. Интересы отдельных групп, коллективчиков или регионов не могут быть превалирующими в этой цели. Мы должны договориться о цели и о тактике движения к этой цели. У нас нет иного пути, иначе нас растащат по углам и схарчуют под благовидным предлогом стремления в «семью просвещенных государств»: вы же сами стремились к интеграции с передовыми странами мира!

    И третье: давайте дадим учителю, именно ему, первый голос в команде разработчиков будущей системы образования. Почему ему? Ответ лежит на поверхности: нет ни одной успешной педагогической теории, которая бы не опиралась на практический педагогический опыт. И наоборот, все концепции предложенные чистыми теоретиками, оказались несостоятельными — начиная с Руссо, заканчивая педологами и Днепровым. А раз уж нам придется строить новую педагогическую систему, главным строителем должен стать рядовой учитель, причем не тот, кто выиграл всероссийский конкурс «Учитель года», а тот, кто выпустил не одно поколение успешных по жизни и достойных уважения в обществе, людей. Тот, кто продолжал работать в системе образования вопреки всему.

    А вот как на практике реализовать эту работу — пусть думает уважаемая Ольга Юрьевна Васильева. Она сейчас, надеюсь (возможно, наивно, но Бог знает!), должна быть самым заинтересованным лицом.

    И я верю: моя мечта свершится...

    29 сентября 2019 года.
    Ленинград.

    иллюстрация заимствована отсюда