Какой может стать российская школа в 21 веке?

    Вопрос о будущем школы вовсе не праздный: с одной стороны его обсуждение подпитывает бурно критикуемая идея наполнить федеральный образовательный стандарт «тоталитарным» конкретным содержимым, а с другой — возбуждающая фантазии, наблюдаемая невооруженным глазом изменяемость окружающей действительности.
    На самом деле, мы живем в период смены технологического уклада: общество сегодня меняется также, как оно менялось под воздействием прихода «века машин» и даже динамичнее. И это обстоятельство, как и в начале 20-го века, неизбежно влечет за собой изменение системы образования. Но какой она, эта система, может стать? Попробуем спрогнозировать, насколько это получится.

    Начнем с главного вопроса: при изменениях в обществе, как было ранее или как происходит ныне — не важно, менялся ли человек, менялись ли его физические и ментальные возможности?

    Явных доказательств гипотезы о том, что homo sapiens (в нашем случае — ученик) поменялся, не существует. Человек настолько сложный и консервативно организованный биологический механизм, что говорить о реальных морфологических изменениях в нервной системе (а мы именно о ней, в первую очередь должны говорить), связанных с изменением технологического уклада общества в котором он обитает, не приходится. Не прошло еще достаточное время для появления глубинных изменений в человеческой популяции. Можно говорить лишь об эффекте приспособления организма к новым условиям, особенностях работы мозга в обстоятельствах нового уклада жизни, не более того. А отсюда вывод: все заклинания про появление «нового ученика» и «нового ребенка» на основании лишь того, что он «со смартфоном в руках родился» — несостоятельны и ненаучны. Об этом ярко и доказательно говорит, например, известнейший исследователь мозга, Татьяна Владимировна Черниговская.

    Другое дело, что налицо появление homo confusus (человека растерянного) по меткому определению всё той же Черниговской — человека неуверенного в будущем, человека без цели и без ветрил. Тут спорить не приходится: современный мир плодит людей неуверенных в себе, инфантильных и видящих будущее лишь в образе туманности, неопределенности. И это беспомощное состояние усиливается современными «теоретиками» от образования как в России, так и на Западе: все современные «исследователи», чье мнение тиражируется в научных изданиях и популярной прессе, в один голос заявляют о том, что «мир изменился» и, в силу скоротечности смены технологий, стал «неопределенным» и «неопределяемым в будущем». Эта, инфантильная по своей сути, концепция выдается за единственно верную и непререкаемую.

    Но непререкаемость гипотезы — это ложный путь в науке. Нет никаких доказательств правоты приверженцев концепции «неопределенности мира»: они и сами не приводят ни одного внятного доказательства своим религиозным мантрам, в качестве доказательств приводя лишь фантазийные миры и образы Толлкина или Фридмана, но также при этом агрессивно не дают опровергать их больные фантазии, обвиняя оппонентов в «дремучем невежестве».

    Допустим, мы (оппоненты) дремуче невежественны, но почему тогда просветленные идеи реформаторов, того же Асмолова, самого яркого из «прогрессоров» — реформаторов отечественного образования, за десятилетия (!!) ими же проводимых реформ не привели наше образование на вершину успеха, а даже наоборот — низвергли к практически полному краху?? А потому, что есть все основания полагать: и предыдущие (реформаторские) идеи и нынешние, предлагаемые, все теми же «непонятыми гениями», попросту ложны. Пора признать это.
    И, кстати, современные либералы в образовании вовсе не оригинальны — если присмотреться внимательнее, зная историю педагогики, с легкостью находятся корни завиральных идей современных «гениев»: все предлагаемое есть ничто иное, как перелицованная под современный язык и контекст, концепция педологии, изгнанная с позором из советской школы еще в середине 30-х годов прошлого столетия.

    Но если сегодня вновь признать ложность вероучений новоявленных педологов, то возникнет проблема: придется предложить что-то взамен идеи «неопределенности будущего». А взамен неопределенности можно предложить только какую-то определенность, цель, видение будущего. Однако именно этого никто и не хочет взять на себя: слишком уж опошлены были все предыдущие попытки поставить перед советскими (тогда еще) людьми цели общества: жить в 80-х годах при коммунизме, построить общество справедливости… Люди не верят теперь ни одному заявлению власти, на что имеют полнейшие основания. И власть это понимает. Поэтому-то ей очень удобны «неопределенные» гуру-асмоловы, ратующие за личные цели индивидуума и «непредсказуемость личной траектории ученика». В этой мутной воде легче оставаться на плаву всем: и чиновникам, и образовательно-издательскому бизнесу, и прочим «богоугодным» и «рукопожатым»… Что же касаемо простолюдина-недоучки, то у него целей не должно быть иных, кроме инфантильных: живи и радуйся новому айфону и не задумывайся над вопросом — «а зачем ты живешь?», ибо задумавшись, такой простолюдин сразу почувствует себя Homo confusus. Посему обладать способностью мыслить ему вредно.

    Описываемый контекст современности не позволяет возникнуть хоть сколько-нибудь стройной и целенаправленной системы образования, ни у нас, ни на Западе, на который продолжают молиться некоторые. Единственный возможный вектор развития для «неопределенного» мира будет система образования, порождающая дебилов. И чем менее эти дебилы будут способны самостоятельно думать, тем лучше для «неопределенного» будущего. А поскольку произвольное (самостоятельное) мышление возникает только на основе полученных знаний, то обладать фундаментальными знаниями, в области логики, физики, химии, биологии, не говоря уже про математику, новым поколениям не требуется. Путь лучше говорят на трех-четырех языках (плохенько на всех, но не меньше, чем на трех) и знают «финансы». Что же до общей грамотности — вполне достаточно «функциональной грамотности», сводимой к решению несложных, но главное, «практико-ориентированных задач из реальной жизни». Именно эти «знания» объявляются «общемировым стандартом», к которому все «правильные страны» должны стремиться.

    И вот уже Россия в этом вопросе едва ли не впереди планеты всей, о чем явственно заявляется в майских Указах Президента, где системе школьного образования определена наипервейшая задача: войти в 10-ку ведущих мировых систем образования. А войти в 10-ку невозможно без участия международных оценщиков и их критериев оценивания. Так и появляется новая тактическая задача у системы отечественного школьного образования: борьба за достижение высоких показателей наличия у школьников вышеназванных «главных общечеловеческих компетенций». И не важно, что все учебные планы и методики у нас о другом, сегодня «важнее не теория, а умение применять ее на практике». Так надо. Почему? Зачем? Где доказательства того, что «функциональная грамотность» актуальнее классического образования — не спрашивайте! Не вашего ума дело! Вопрос решен.

    Таким образом, мы видим, что отечественную систему школьного образования буквально затягивает в воронку «глобального» водоворота, вырваться из которого без внешней силы или непреодолимых обстоятельств практически невозможно. И если не произойдет чего-то экстраординарного на внешнем политическом контуре, возможность остановки этих процессов крайне мало вероятна.

    Но есть ли иной путь развития событий и возможно ли удержать отечественную школу, в прошлом — «храма науки», от сползания к роли «социального отстойника», обеспечивающего социальное сегрегацию и воспитание правильно заточенных дебилов?

    У педагогической науки ответа на этот вопрос нет. Наука поставлена сегодня в положение горничной, обслуживающей «глобальные тренды»: выделение средств на «передовые» (читай — «правильные») научные исследования позволяют создавать видимость научной базы под теми проектами, которые реализуется властью под давлением лоббисттов — как внешних, так и внутренних. Кстати, стоит напомнить: Президентом Российской Академии Образования — мощнейшего политического игрока на образовательном Олимпе, является психолог. Не учитель, понимающий изнутри задачи и реальные возможности школьного образования, а член все той же педологической секты, ориентированной только на свои мифологемы. Стоит ли удивляться агрессивному сопротивлению РАО против попытки Министерства просвещения вернуть предметное содержание в текст Федерального образовательного стандарта — для педологов это факт вандализма и возврата в тоталитарное прошлое. О чем все они и заявляют прямым текстом.

    Но если ни наука, ни «лидеры образовательной политики», ни чиновники не предлагают нам никакой позитивной повестки в вопросе строительства школы завтрашнего дня, есть ли хоть какой-то шанс на выживание?

    Разумеется, есть. Но для него нужно волевое решение. В нашей истории уже были прецеденты таких решений и, как следствие таких решений — быстрый, меньше чем за за десятилетие, подъем отечественного образования из руин — и до войны и после нее. Опыт есть. Нужно просто решение.

    Время пришло.

    Не забывайте, что все самое актуальное об образовании в России можно узнавать в телеграм — учительской (@teachersroom в поиске Телеграма)