ОГЭ: всем по зубам!...

    В преддверии очередной кампании по проведению государственной итоговой аттестации для учащихся 9-х классов, Комитет по образованию Санкт-Петербурга опубликовал Распоряжение, в котором определяются шкалы пересчета баллов, набранных участниками ОГЭ, в традиционные итоговые оценки за экзамен.

    Устанавливаемые меры оценивания, как указано в Распоряжении, определены в соответствии с «Рекомендациями по использованию и интерпретации результатов выполнения экзаменационных работ для проведения в 2018 году основного государственного экзамена», разработанными Федеральным институтом педагогических измерений (ФИПИ) — разработчиком заданий для экзамена.

    Распоряжение требуется довести до сведения учащихся и их законных представителей и, вроде, это обязательно надо сделать, но педагогическая этика и, что важнее, совесть говорит любому нормальному учителю: НЕ ДЕЛАЙ ЭТОГО! Ибо, совершенно очевидно, что сообщение детям сведений о «троечных» (пороговых) баллах, полностью обесценивает требования учебной программы, обесценивает все попытки учителей добиться от учащихся сколько-нибудь качественного освоения предмета.

    Судите сами: для получения «тройки» по математике надо ответить правильно только на 7 заданий (1 из которых — по геометрии, остальные по математике уровня 4 — 5 класса) — это 7 баллов из 32 возможных, по химии — требуется решить 7 несложных заданий (7 баллов из 34 возможных), по информатике — требуется решить 4 (ЧЕТЫРЕ, Карл!) задания… И так по всем предметам, пожалуй, кроме русского языка, где пока еще для «тройки» надо заработать целых 15 баллов из 39 возможных.

    Почему ФИПИ «рекомендует», а местные органы исполнительной власти принимают столь низкие «проходные» баллы — понятно: введи сейчас баллы повыше и придется половину девятиклассников оставлять на второй год, так как сдают они 4 обязательных экзамена и несдача любого из них — это практически гарантированное оставление на повторное обучение. Причем дальше — больше: не за горами время, когда 9-классникам придется сдавать шесть обязательных экзаменов, а значит шанса на повышение уровня требований к знаниям выпускников нет.

    На этом фоне дополнительной проблемой становится так же разница в уровне требований, предъявляемых на ОГЭ и ЕГЭ. Дело в том, что ЕГЭ, в отличие от ОГЭ, по профильным предметам задает существенно более высокую планку (за исключением предметов «массового спроса», таких как «базовая» математика, например) и это порождает огромную педагогическую проблему. Суть её сводится к тому, что ученик, сдавший без труда профильный предмет на ОГЭ, получает опыт легкой сдачи государственной аттестации и, уверовав в свои знания, теряет мотивацию к учебе. А далее, вплоть до момента проведения официальных «пробников» ЕГЭ в 11 классе он может находиться в этой победной эйфории и упиваться чувством непогрешимости его знаний по предмету, попутно убеждая в этом и своих родителей. И тут хоть кол на голове теши у таких юных снобов — пока они не упрутся в низкие баллы на «пробнике», они будут продолжать считать, что предмет они знают и на бюджет в любой ВУЗ поступят.

    Есть и еще один важный сюжет в этой истории, а именно — легкость преодоления ОГЭ и очевидная разница в требованиях учителей с теми результатами, которые показывают их ученики на экзамене. Сплошь и рядом уже не первый год от учителей постоянно звучит мнение, что экзамен после 9-го класса завышает оценку, которую должно было бы поставить ученику по уровню его реальных знаний. Причем это касается всех без исключения предметов: информация о том, что двоечник Петя получил на ОГЭ четверку (ладно бы тройку) — это типичная для этого экзамена ситуация, знакомая любому учителю — предметнику. Следствием этого становится конфликт школы с родителями ученика, которые увидев четверку вместо обычной двойки, начинают обвинять учителя в необъективности и, что самое печальное — настаивают на продолжении обучения в 10-ом классе для такого Пети. Петя, соответственно, со своей стороны, становится на позицию «я же Вам говорил, что я все знаю!» и перестает учится вовсе. Конфликтность нарастает и в большинстве случаев, школа перестает делать попытки добиться от учащегося результата, поскольку бороться с ветряными мельницами себе дороже. В итоге, ученик получает кое-как проходной балл на ЕГЭ и виноватым в этом все вокруг считают школу и ее учителей.

    Но вернемся к ОГЭ. А точнее, к некоторым из сдаваемых в форме ОГЭ предметов, с особенно низкими «проходными» баллами, такими как химия (7), физика (9) и информатика (4 балла). Почему именно к ним? А потому, что организация этих экзаменов является весьма хлопотной для организаторов, в силу того, что для их проведения нужны оборудование (например, компьютерный класс) и специальные условия (для проведения лабораторных работ по физике и химии) + дополнительный персонал (лаборанты, технические специалисты). Причем мест в аудиториях и количества индивидуальных наборов реактивов, например, для химии, должно хватать всем заявившимся на экзамен, вне зависимости от того, собираются они сдавать лабораторную часть работы или нет. Аналогично и с компьютерами на информатике — ради двух заданий так называемого «повышенного уровня сложности» всем участникам надо предоставлять места в оборудованном компьютерном классе.

    Особняком стоит экзамен по иностранному языку (цена «проходного» балла тут 10, но это не помогает) — он проводится в два дня, второй из которых организуется в компьютерной форме с числом посадочных мест в специально оборудованной аудитории — не более 4-х человек (!)…

    А теперь спрогнозируем ситуацию следующего года (и далее) в условиях, когда на эти сложно организуемые экзамены начнут записываться все подряд, поскольку по вполне оправданному мнению учеников «информатику (химию, физику) сдаст на тройку любой!». А после опубликования и доведения до сведения выпускников сведений о «троечных» баллах, число желающих сдавать «халявные» предметы (в частности, информатику) вырастет кратно.

    Следует также учесть, что уже в этом году в Санкт-Петербурге в частности, наблюдаются проблемы с местами на пунктах проведения экзамена (ППЭ) по информатике, а оборудование для проведения экзаменов по физике или химии, как и в прошлом году, планируется свозить в ППЭ из разных школ… К слову сказать, сроки проведения экзаменов тоже растягиваются все больше и вываливаются за все разумные даты (при этом задействуются и основные и резервные дни) и в итоге, аттестаты и дипломы некоторые выпускники получают уже после «Алых парусов», в июле…
    Повторимся, дальше — больше: по планам Рособрнадзора, с 2020 года количество обязательных экзаменов ОГЭ должно быть доведено до шести. А это означает, что, при нынешней тактике определения нижнего порога сдачи, а также процедуре и календаре сдачи итоговой аттестации в 9 и 11 классах, ОГЭ и ЕГЭ будут заканчиваться не ранее середины июля, если не позднее.

    При этом, смысла в массовой сдаче шести экзаменов ОГЭ нет практически никакого!

    Почему? Все просто: если ученик остается на обучение в своей школе, ему вовсе не требуется никакого ОГЭ — школа и сама знает, на что он способен и сориентирует на обучение в 10-ом классе именно тех, кто реально будет нацелен на обучение в ВУЗе. Тем более, что по действующим нормам, если учащийся и его родители настаивают на обучении в 10 классе, а не в техникуме или ином учреждении среднего профобразования, тогда этому учащемуся нельзя отказывать! То есть, ОГЭ нужен только как «входной экзамен» для поступления в среднее профессиональное образовательное учреждение! Но если его делать именно «входным», тогда такой ОГЭ может уже быть действительно «отсекающим» по уровню требований — профобразованию химики с решенными пятью заданиями ОГЭ тоже не очень-то нужны. Представим себе эдакую «знающую» химию медсестру, например, или сварщика со знаниями по физике на современную «троечку»…

    Если же ученику вообще ничего не нужно по жизни — тогда можно выдавать ему аттестат о том, что он «прослушал курс». Вполне возможно, кому-то этого будет и достаточно, тем более, что выдаваемые сейчас Аттестаты именно это и означают, с учетом существующих «пороговых» баллов ОГЭ.

    Что мы получаем, в сухом, как говорят, остатке, когда проводим ОГЭ?

    Первое, что мы получаем — это три потерпевшие стороны от действий чиновников и организаторов экзамена, а именно: учеников, их родителей и школу. Первые — как было ранее сказано, получают мощный ошибочный посыл легкости получения достойной оценки (бездельники после ОГЭ могут обоснованно не напрягаться на учебу поскольку все равно тройку получат, а хорошисты и отличники могут не напрягаться, поскольку все уже знают). Родители получают неадекватное представление о реальном уровне знений их ребенка и, соответственно, сталкиваются с неприятной правдой позднее, когда вынуждены платить за обучение в ВУЗе. Школа же становится заложником результатов ОГЭ, на которую накладывается требование обязательного приема в 10 классы всех тех, кто хочет продолжить обучение. Это влечет за собой увеличение числа слабых учеников в классе, понижение общего уровня мотивации учебы, «проседание» общего уровня обученности детей. Здесь начинает работать «принцип рассола» — если общий уровень знаний и мотивации в классе понижается, резко снижается и результат у всех учеников класса, включая потенциально сильных.

    По сути, мы наблюдаем формирование системы воспитания самоуверенного необразованного молодого поколения. Школа может сколько угодно говорить о необходимости учиться и добиваться учебных результатов, и даже вместе с редкими вникающими в проблему родителями, получать на выходе отдельных уникальных «золотых» учеников. Но в основной своей массе, системообразующий ОГЭ с его методикой оценки учебных результатов, заводит нас всех на путь прогрессирующего снижения качества обучения в школе. Еще два — три года и мы ощутим это буквально повсеместно! Следующим шагом станет вынужденное снижение пороговых значений ЕГЭ и что это означает, объяснять, видимо не надо.

    По факту получается, что требования, которые спускаются сверху в виде баллов ОГЭ, говорят о том, что государству не нужны образованные люди, важно выпустить их из школы, формально проведя процедуру обучения и итоговой оценки. И это входит в противоречие с интересами общества, которое заинтересовано дать ученику знания. Но если чиновникам эти знания не нужны, может быть этих чиновников надо как-то ограничить в их деятельности?
    На проведение ОГЭ мы тратим огромные ресурсы — человеческие, финансовые, организационные. По сути дела, тратится все это на пустую и даже, не побоюсь такого слова, вредительскую работу.

    Так может все-таки пора остановиться, оглянуться, оценить целесообразность затрачиваемых усилий и, наконец, принять единственно верное решение: убрать ОГЭ и ЕГЭ из школы, сделать их автономными вступительными экзаменами (раз уж все так боятся «коррупции в ВУЗах») и подчинить задаче выбора лучших из абитуриентов!

    А школе, в свою очередь, вернуть ее академическую свободу и право выдавать Аттестаты и Дипломы без тотального контроля со стороны Рособрнадзора и идиотских «рекомендаций» ФИПИ?

    Пора вернуть учителю и школе их самостоятельный статус, а чиновников и бухгалтеров (экономический блок Правительства и администраций на местах) заставить, наконец, обслуживать школу и ее потребности, продиктованные интересами общества, педагогическими задачами и целями взращивания высокообразованного молодого поколения. Пора отказаться от современной практики, когда школа обслуживает интересы чиновника — это работает против нас, против интересов тех, кто своими налогами, собственно, и содержит и школу, и чиновников.

    Настает время навести порядок в своем доме.

    М.Богданов
    Председатель Санкт-Петербургского городского родительского комитета
    Подписывайтесь на телеграм-канал СПб городского родительского комитета (@rodcom в поиске телеграма) и рекомендуйте его коллегам, чтобы знать о самых актуальных, интересных, содержательных и полезных новостях и публикациях для родителей!