• Выступление в Думе 9 апреля 2021 года

    Добрый день, уважаемые участники заседания.

    В силу ограниченности времени, вынужден использовать телеграфный стиль. Прошу простить.
    Первое. Наша школа сегодня погребена под довлеющим над ней надзором, контролем и бездумным управленческим экстремизмом. Каждый чиновник и надсмотрщик считает своим долгом чем-то её нагрузить.

    У учителя и ученика на регулярной основе беззастенчиво крадут время, отвлекая от прямой задачи — учить и учиться.

    Подготовка и массовое (зачем, не знаю) участие в олимпиадах, региональных диагностических работах, участие в якобы нужных международных исследованиях, тестирование на раннее употребление психо-активных веществ, тестирование по вопросам антитеррора, тестирование психологической комфортности в школе, репетиции ОГЭ и ЕГЭ, тестирование на знание принципов здорового образа жизни, — это только то, что я припомнил из опыта последнего полугодия…

    Вот цифры — до 18% учебных часов по географии и 10% уроков по русскому украдено в этом году всероссийскими проверочными работами. Замечу — не местным контролем учителя, о чем намекал в недавнем своем заявлении Рособрнадзор, а именно федеральными проверками. На которые (мы не поленились и посчитали) истрачено по стране не менее миллиарда 200 миллионов листов бумаги и не менее 60 миллионов человеко-часов неоплаченного, подчеркиваю, рабочего времени учителей и завучей в этом году.

    На критику нагрузки, сваливающейся на ученика и учителя надзорное ведомство заявляет: мы выступаем за сокращение контроля. Но не нашего. Наши проверки — это другое! Как другое? Ваши проверки как раз и составляют львиную долю этой нагрузки! Восемь проверочных длительностью в 2 урока по разным предметам в 7 классе кто придумал и два раза в этом году провел? Не вы ли? Учителя так издеваться над учениками не умеют, поверьте, у них педагогическая этика есть!

    Кстати позволю себе напомнить: мы без всякого Рособрнадзора в космос улетели первыми и атом покорили и много что еще. Как справились, ума не приложу, ведь не было тогда ни аккредитаций, ни ВПР, ни ОГЭ и ЕГЭ. Совершенно незаконно и бесконтрольно это сделали!

    Вторая проблема. Все тот же экстремистский надзор порабощает учебный процесс еще и в части содержания уроков. Мы перестали учиться по программе в выпускных классах, стараясь использовать любую возможность встречи в учениками на уроке для подготовки детей к экзаменам.
    Учебник? нет не слышали, вы о чем!

    ОГЭ, ЕГЭ а теперь еще и ВПР и PISA — вот наши учебные ориентиры. И у учителя и у учеников. Рособрнадзор стал, по факту, законодателем содержания обучения.

    А там, где не справляется школа (поскольку учебных часов не хватает) — там включается кошелек родителей и рынок репетиторства. Я лично не знаю ни одного родителя, кто мог бы похвастаться поступлением его ребенка на бюджет в ВУЗ без услуг репетиторов. В зале есть такие? Отзовитесь! Обучение стало платным по факту, друзья!

    Третье. Новая напасть на нас накатывается: лидеры цифровой трансформации откликнулись на призывы отменить ЕГЭ и предложили «накапливать цифровое портфолио» ребенка в цифровой образовательной среде. Для его, ребенка пользы, создавать, по сути дела, его аватар. И потом, по этому аватару строить его будущее. Хороший аватар будет — поступишь в ВУЗ, не будет аватара — не поступишь.
    Человек дополненный, накопивший в мозгах цифрового Левиафана образ о себе как о благонадежном гражданине будет иметь преференции. А неудачно сдававший ВПР в средней школе по географии никогда не станет геодезистом или геологом даже если вдруг захочет этого. Ибо Его Величество Искусственный интеллект уже пропишет ему иной маршрут. Такие картины антиутопии вовсе не утопичны — их нам вдохновенно и радужно рисуют проповедники цифрового мира. И двигаются планово к этому.

    16 марта текущего года Сбер учредил компанию «СберОбразование» и ведет переговоры о покупке крупнейшего издателя учебников в России, группы «Просвещение». Осталось немногое: привязать ход уроков и портфолио учеников к цифровой образовательной среде и все — процесс закабаления населения будет завершен.

    И учитель будет не нужен, кстати. Пусть себе ноет пока, что он перегружен! Не долго мучиться осталось! Совсем скоро его заменит тьютор, умеющий правильно нажимать кнопочки в интерфейсе цифровой образовательной среды. Формально все останется как было — этот тьютор будет называться учителем. Только учить он не будет. И ребенку он будет не интересен. Ибо он — дополнение к компьютерной системе, а не человек. Про воспитание, кстати, мы можем забыть. Робот воспитает биоробота. А тик-ток, куда департамент образования Москвы уже зовет учеников, ему поможет
    .
    Современные технологии очень скоро обеспечат возможность вместо учителя держать в классе его виртуального двойника, неотличимого от человека. Ученику достаточно будет, войдя в класс, надеть очки виртуальной реальности. И они с удовольствием это сделают. А родители современные в массе своей скажут — как это сберклассно!

    Подведу итог.

    Первое. Школа, если мы хотим выжить, должна учить и воспитывать, а не подстраиваться под требования надсмотрщиков. Нужно в корне пересмотреть роль контроля и перестать пытаться управлять системой образования путем надзора.

    Второе. Нужно прямо сегодня, срочно взять под общественный, публичный контроль все то, что касается цифровой трансформации школьной жизни. Уверен, что цифровизация бухгалтерского учета и документооборота уместна и даже необходима, но то, что касается учебного процесса и детей должно быть защищено от цифры. Дети должны учиться и воспитываться в обществе людей, а не у искусственных цифровых суррогатов.

    Мы должны вместе защитить школу и учителя, порознь нас разделят и оцифруют. А потом помножат на ноль. Так как мы тут лишние на этой планете. Неэкологичны.

    Спасибо за внимание!
  • Гибридное обучение как средство решения проблемы нехватки мест в школах

    Одна из наиболее болезненных проблем современного школьного образования — растущая нехватка учебных мест, которую можно разделить на две большие и взаимосвязанные части. Первая — это нарастающая переполненность школ в крупных городах на фоне оттока населения из «депрессивных регионов» и безудержного строительства «человейников» без всякой социальной инфраструктуры. А вторая — это бюрократически-бухгалтерская «оптимизация» школ (в форме их закрытия) на селе и в малых городах вместо реконструкции и возведения новых школьных зданий.
    Читать дальше
  • Об оценке в школе

    Поводом к разговору об оценках в школе послужила новость о том, что с 1 сентября 2020 года в 8-ми школах Липецка стартует эксперимент: отдельные классы переводят на безотметочную систему и отказываются от домашних заданий. Так, например, домашние задания в во всех начальных классах, в пятых классах и в 6 «А» классе школы №2 теперь носят рекомендательный характер. То есть они не обязательны для выполнения, уроки ученики делают по желанию.

    Читать дальше
  • Про «национальные цели...»

    Соглашаясь целиком и полностью с оценкой, которую дал «образовательной составляющей» Указа Президента о национальных целях развития России до 2030 года Александр Шевкин, добавлю свои «пять копеек».

    Текст Указа говорит нам об одной, наиглавнейшей, проблеме текущего момента: с одной стороны мы видим, что общество, голосованием по поправкам в Конституцию, дало Президенту единственный и последний (!!! — Хабаровск это подтверждает) карт-бланш на кардинальный поворот в политике, на кардинальную смену логики развития страны.
    Читать дальше
  • Направо пойдёшь...

    На пост-дистанционном этапе жизни отечественного образования наметились несколько векторов в дискуссии на тему «а что дальше». Поддержу этот разговор и я, пожалуй.

    Изначально, все наиболее известные лидеры образовательной политики согласились с тезисом о том, что «школа не останется прежней». Спорить не стану — думаю, этот тезис верный. К слову сказать, ваш покорный слуга высказал эту формулу еще до начала перехода школ на дистанционную форму работы — ровно тогда, когда Минпросом только было объявлено о решении работать в таком формате.
    Читать дальше
  • Письмо Сергею Михайловичу Миронову

    Добрый день, Сергей Михайлович!

    В продолжение нашей вчерашней встречи, отвечая на Ваше предложение о вопросах министру просвещения, предлагаю несколько своих.  Однако, позволю себе перед ними некоторую преамбулу в формате небольшой аналитической записки, вводящей Вас в контекст реальной жизни школы.

    Читать дальше
  • Что делать?

    Обсуждая отечественное образование, вопрос «кто виноват?» поднимать сегодня не буду. Остановлюсь, по просьбе некоторых коллег, на втором, наиважнейшем вопросе, терзающем неравнодушных соотечественников в контексте очередного назревающего, со всей очевидностью, витка реформ в образовании.

    Но, прежде, чем формулировать предложения, я попробую описать современный контекст, в котором идет обсуждение стратегий развития системы образования на данный момент.
    Читать дальше
  • Какой может стать российская школа в 21 веке?

    Вопрос о будущем школы вовсе не праздный: с одной стороны его обсуждение подпитывает бурно критикуемая идея наполнить федеральный образовательный стандарт «тоталитарным» конкретным содержимым, а с другой — возбуждающая фантазии, наблюдаемая невооруженным глазом изменяемость окружающей действительности.
    На самом деле, мы живем в период смены технологического уклада: общество сегодня меняется также, как оно менялось под воздействием прихода «века машин» и даже динамичнее. И это обстоятельство, как и в начале 20-го века, неизбежно влечет за собой изменение системы образования. Но какой она, эта система, может стать? Попробуем спрогнозировать, насколько это получится.
    Читать дальше
  • «Качество образования» и как за него мы будем бороться

    Введение.

    Тема качества отечественного образования является едва ли не самой обсуждаемой в последние десятилетия, если брать в расчет упоминания в прессе и в общественном дискуссионном поле только вопросы внутренней политики. Причем следует отметить, что «качество образования» трактуется в дискуссиях весьма широко и о чем конкретно идет речь в той или иной публикации, порой даже не понятно. Однако диагноз отечественной системе образования ставится везде один: система образования больна, поскольку «качества» (непонятно какого) не обеспечивает.
    Читать дальше
  • У меня тоже есть мечта...

    Неутихающие все годы «реформ» споры вокруг школы сегодня свелись к дилемме: с одной стороны — чему будем учить детей в условиях нарастающей неопределенности, в условиях безудержного роста информационного потока, и с другой — как обеспечить качество образования, если не единством требований и ужесточением контроля?

    Любопытно, что раздирают систему образования в этом системном противостоянии вовсе не те, кто за нее несет ответственность: не ученые РАО, не Минпросвещения, не научные центры, коими, по идее должны являться педагогические Университеты… Ожесточенный закулисный и публичный спор на тему образовательной политики ведут, с одной стороны, «отлученные» от реальной образовательной политики Александр Асмолов и Александр Адамский (первого «сослали» в РАНГХиГС, ликвидировав ФИРО, а у последнего недавно забрали кураторство «Федеральными инновационными площадками») и их идейные соратники — Фрумин, Кондаков, Болотов и другие, а с другой стороны — Росорбрнадзор, Иван Ященко, олимпиадное и университетское лобби… Первую группу можно условно назвать «глобалистами», вторую — локальными «олигархами от образования».
    Читать дальше